Сахалинская областная клиническая больница

Новости


Ирина Колюпанова: я свое счастье нашла, работая медсестрой
от 14 мая 2017 года
Ирина Колюпанова: я свое счастье нашла, работая медсестрой
фото новости

14:44 12 мая 2017.

Наталья Голубкова

ПерсоныWeeklyБизнесЮжно-Сахалинск

40 лет в медицине, из них более 20 — в урологическом отделении Сахалинской областной больницы и ровно 20 — в должности старшей медсестры. Многочисленные грамоты и награды, самая ценная из которых — медаль одной из первых военных сестер милосердия Даши Севастопольской "За гуманность и преданность делу". Сегодня, в Международный день медицинской сестры, Ирина Колюпанова вместе с коллегами принимает поздравления. Телефон разрывается от звонков, рабочий стол заставлен цветами, пациенты улыбаются. Профессиональный праздник — повод поговорить о радостях и трудностях работы и сравнить, в каких условиях работали сахалинские медсестры 40 лет назад и в каких работают сегодня.

По счастливому совпадению у Ирины сегодня день рождения.

 

Родилась в городе Магнитогорске Челябинской области. В 1965 году вместе с родителями переехала на Сахалин. В 1977 году окончила медицинское училище в Николаевске-на-Амуре. Два года работала в краевой больнице Хабаровска, в 1979 году вернулась на Сахалин, где вышла замуж и осталась навсегда. До 1995 года работала в охинской ЦРБ, затем устроилась в урологическое отделение областной больницы.

— Ирина Александровна, за время вашей работы наверняка очень многое поменялось. Расскажите, как было раньше?

— То, что было раньше, и то, что сейчас, — это небо и земля. Я помню времена, когда мы шприцы кипятили, иголки точили. Вот не поверите, сидели и напильником подтачивали многоразовые иголки, потому что они становились тупыми от постоянного кипячения вместе со шприцами. Ночью сидели и подтачивали, чтобы они были остренькие, чтобы пациентам было небольно. Это еще в Охе. Работать было намного тяжелее раньше. Весь инструмент, вплоть до трубок для капельниц, был многоразовый, обрабатывали вручную. Даже стыдно, если честно, показывать руки, потому что постоянно все делали без перчаток: мыли, драили в дезрастворах… Никаких одноразовых перчаток не было.

— Это же риск заразиться.

— Об этом раньше никто не думал и не говорил. Мы многого не знали. Перчаток просто не было, только в операционной. Да и то мы их кипятили, сушили, тальком присыпали, стерилизовали.

— Прямо как хозяйки, которые в советское время стирали целлофановые пакеты.

— Да. После стерилизации доктор снова в операционной или перевязочной надевал перчатки и работал. Жаль, что большая часть времени у меня уже за плечами. Вот сейчас бы начать работать, когда такое оборудование, когда приятно в руки брать расходные материалы. Нашим девчонкам сейчас намного легче, больше времени остается на пациентов. Не надо иголки точить, шприцы тампонами промывать. В областной больнице я начинала работать процедурной медсестрой. В мои обязанности входило только делать капельницы. Стоек не хватало. Сейчас вспоминаю и думаю — как же мы все успевали, как мы крутились? Допустим, 25 капельниц нужно сделать одновременно, а стоек всего семь. Использовали напольные вешалки.

— А может что-то такое вспомните, что наоборот раньше было лучше, чем сейчас?

— Наверное, уходит человечность что ли. С пациентами стало работать намного морально тяжелее. Много агрессивных, злых каких-то людей. Раньше такого не было. Чтобы при выписке раньше доктору и медсестре спасибо не сказать… А сейчас мы частенько не слышим благодарности. Хотя вытаскиваем их из таких ситуаций… Доктора, пока оперируют пациентов, сами с жизнью иногда прощаются, настолько критическим бывает положение. Не знаю, мне кажется, раньше люди были добрее, отзывчивее, благодарнее за наш труд. Но хороших и благодарных людей все равно больше и сейчас. Есть те, кто картины рисует и дарит нам, икебаны своими руками делает…

 

— Есть какая-то специфика работы именно в вашем отделении? Может, требуются дополнительные знания, навыки, особая корректность в общении с пациентами?

— Конечно. У нас в основном лежат пожилые пациенты. Молодые быстрее уходят: поступили, прооперировали их, они выписались. Отделение не из легких. Хирургический профиль. Делаем по шесть-семь операций в день. Больного нужно подготовить, потом операция, потом — сестринские руки и умение поднять пациента на ноги. Бывало, медсестры уходили от нас: специфическое отделение, тяжелый уход за послеоперационными пациентами, у которых много дренажей. Но тем не менее костяк у нас сохраняется годами — что сестры, что санитарочки. Текучки нет. До декабря медсестрами и санитарками была стопроцентная укомплектованность. После Нового года две медсестры ушли в декретный отпуск, открыты вакансии. Сейчас под моим началом работают 22 человека: это сестры, младший медперсонал и две буфетчицы. Начинаем обучать санитарок на младших медсестер по уходу за больными, одна уже проучилась.

— Сколько коек в вашем отделении?

— Сорок. Когда я пришла сюда работать, было шестьдесят. Сократили, потому что появлялись другие отделения, нужны были площади. В принципе все сорок коек у нас редко заполнены. Сейчас в онкологии еще открыли урологическое отделение, но там плановое лечение. А экстренную помощь в области мы единственные оказываем. Отовсюду и днем, и ночью, и в будни, и в выходные, и в праздники везут к нам пациентов. В районных ЦРБ может быть несколько коек на базе хирургического отделения, но в основном всех везут к нам, особенно со сложными случаями. Потому что у нас и обследование лучше, и лечение.

— Как охарактеризуете работу первичного звена? Пациенты к вам поступают хорошо обследованные?

— Когда экстренные больные поступают, мы их, понятное дело, сами обследуем. А плановые из районов часто приезжают к нам без полного пакета документов, необходимых для госпитализации. Больные плохо обследованные поступают, откровенно говоря. То анализов не хватает, то УЗИ, то снимков… Эти вопросы поднимаются, их стараются решать, но случаи есть.

— Чаще всего с какими проблемами обращаются?

— Мочекаменная болезнь, пиелонефриты, аденомы предстательной железы, циститы. И мужчины у нас лежат, и женщины. Но мужчин, конечно, больше.

— Вспомните какие-нибудь интересные случаи из практики.

— Ох, столько всего было за сорок лет, даже так сразу и не вспомнишь… Сейчас я в основном контактирую с больными только на этапе выписки, это наши девочки могут рассказать вам разные истории. Ну вот, например, две наши медсестры вышли замуж за пациентов нашего отделения. Нашли свою судьбу на работе.

— Что нового произошло в отделении за последнее время, чем можете похвастать?

— В начале года полностью оснастили наше отделение функциональными кроватями с электроприводами. Лежачие пациенты могут сами принимать удобное положение тела. Не нарадуемся этим кроватям. А то были такие, что одна женщина просто сломала кровать, которая не выдержала ее веса. Периодически закупается новое оборудование. Сейчас обещают нам в операционную эндоскопическую стойку купить.

— Не могу не спросить про зарплату. Часто на форуме Sakh.com пишут, что статистические данные минздрава некорректны: чиновники приводят среднюю зарплату, из-за чего кажется, что врачи, медсестры, санитарки получают много, а на самом деле это не так.

— Это самый больной вопрос. Хорошо получают девочки, которые работают сутками. Ночные часы у нас оплачиваются стопроцентно. Это происходит не во всех отделениях. В среднем зарплата медсестры 50-55 тысяч рублей. В терапевтических отделениях меньше. Санитарки наши получают от 20 до 25 тысяч.

— Тяжело, наверное, найти санитарку на такую зарплату?

— Нет, вы знаете, прошли те времена, когда приходили устраиваться какие-то асоциальные женщины. Раньше идешь на работу и думаешь — хоть бы она сегодня вышла и помыла коридор и туалеты. Сейчас такого нет. Все женщины хорошие, ответственные. И желающих работать санитарками даже больше, чем вакансий.

— Интересно, в нашей больнице только медсестры или есть медбратья?

— Конечно. В реанимации регионального сосудистого центра есть медбратья, в кардиологии тоже мальчик работал. Бывает такое. Но у нас в отделении не было.

— А бывает такое, что медсестра становится врачом?

— Это очно нужно учиться. Но вот у нас сейчас две старшие медсестры заочно получают образование провизора, будут работать в аптеке. У меня, когда я окончила училище, было направление в хабаровский мединститут. Но мне настолько хотелось работать! Мама меня ругала — дочь, поступай сразу. А я говорила — мамочка, только один годик поработаю и потом обязательно поступлю. Но, видно, не мое. Я свое счастье нашла, работая медсестрой. Сколько раз задумывалась, смогу ли кем-то еще работать. Нет. Даже вопроса никогда не стояло. Это с детства, еще в садике я лечила всех кукол.

— Расскажите, что дает вам силы, как отдыхаете, чем увлекаетесь?

— У меня очень активный муж. Как только наступают выходные — все, мы уже где-то на природе, на рыбалке, в лесу ягоды собираем… В феврале я всегда беру отпуск, чтобы на лыжах походить по лесу. Дома не сидим, особенно летом.

— Пожелайте напоследок что-нибудь коллегам.

— Желаю всем здоровья, терпения. Медсестры еще и психологи, поддерживают больных, хотя часто с ними бывает сложно найти общий язык, люди разные. Желаю несложных пациентов, которые без проблем выздоравливают. И, конечно, женского счастья, чтобы в семьях все было спокойно, чтобы дети радовали, мужья не огорчали. И профессионального роста.

ИА Sakh.com

 


Фоторепортаж

 
 все новости 
Объявления
 2016 - 2018 Государственное бюджетное учреждение здравоохранения «Сахалинская областная клиническая больница»
Сайт sakh-hospital.su является официальным сайтом Сахалинской областной клинической больницы
Электронная почта info@sakh-hospital.su является официальной электронной почтой Сахалинской областной клинической больницы
Все материалы сайта доступны по Лицензии.
Ограничение по возрасту: 18+ | Сегодня: 23 января 2018 года, вторник
Яндекс.Метрика Сайт является Российским программным продуктом и размещён на сервере под юрисдикцией Российской Федерации
Сайт разработан в ООО КопыленКомпани и размещён в ООО Дом для сайта.
Прокрутить вверх
Прокрутить вниз